Пресс-релиз

Налоговое законодательство 2017: EY о новых положениях и уточнениях отдельных статей Налогового кодекса Республики Беларусь

Минск, 15 ноября 2016 г.

  • Поделиться

С 1 января 2017 года вступят в силу основные положения Закона Республики Беларусь №432-З от 18.10.2016 «О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Республики Беларусь». Исключение составляют отдельные положения, которые вступят в силу в иные сроки, например, с 1 января 2018 г. Светлана Грицук, директор по вопросам налогообложения и права компании EY («Эрнст энд Янг»), прокомментировала некоторые изменения в Налоговом кодексе Республики Беларусь (НК). По ее мнению, в целом действующие статьи НК не претерпели существенных изменений, а дополнения и изменения скорее носят косметический, уточняющий характер. Таким образом, можно говорить об определенной стабильности в области налогообложения в связи с еще большей интеграцией национальных стандартов с международными положениями.

Экономически обоснованные затраты
Эксперт отметила, что с 1 января 2017 года вводятся новые понятия, например, «экономически обоснованные затраты».

Помимо требований, ранее содержащихся в Налоговом кодексе, о том, что для целей налогообложения затраты должны быть связаны с производством и реализаций товаров (работ, услуг), имущественных прав, с 2017 года затраты должны быть экономически обоснованными. Однако четкого определения, что такое «экономически обоснованные затраты» и как в случае налоговых проверок налогоплательщикам подтверждать экономическую обоснованность своих затрат, законодатели не приводят. Законом определены только критерии, при наличии которых расходы не могут быть признаны экономически обоснованными.

Так, экономически обоснованными затратами не могут быть признаны расходы при наличии хотя бы одного из следующих критериев:

  • фактически не поступил товар (нематериальные активы), не выполнены работы, не оказаны услуги, не переданы имущественные права
  • работы выполнены, услуги оказаны индивидуальным предпринимателем, являющимся одновременно лицом, состоящим в трудовых отношениях с плательщиком, и такие услуги, работы относятся к трудовым обязанностям такого лица
  • работы выполнены, услуги оказаны плательщику (за исключением акционерного общества) организацией (за исключением акционерных обществ), являющейся учредителем (участником) плательщика либо в отношении которой плательщик является учредителем (участником), если такие работы, услуги относятся к обязанностям работника, состоящего с плательщиком в трудовых отношениях.

«Мы понимаем, что данные ограничения продиктованы практикой проверок субъектов хозяйствования со стороны контролирующих органов с целью пресечения и необоснованного завышения затрат по налогу на прибыль. В настоящее время компании фактически не ограничены в своих расходах, и самое главное требование, чтобы затраты были связаны с их предпринимательской деятельностью и документально подтверждены», — сказала Светлана Грицук.

В свою очередь, Василий Бабарико, менеджер отдела юридических услуг компании EY, отметил: «Как показывает практика, контролирующие органы внимательно изучают все схемы «максимизации» расходов. Например, подвергаются пристальному вниманию схемы организации отношений с физическим лицом посредством нескольких договоров, когда физическое лицо состоит в трудовых отношениях с компанией и одновременно осуществляет деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, оказывая систематические консультационные (информационные) услуги данной же компании. При этом часто и должностная инструкция работника, и гражданско-правовой договор не содержат четкого перечня функциональных обязанностей физического лица и как работника компании, и как внешнего консультанта. В такой ситуации провести грань между трудовыми и гражданско-правовыми обязанностями физического лица и, соответственно, расходами на заработную плату и вознаграждением за оказанные услуги бывает очень сложно, что может ставить под сомнение связь данных затрат с производством и реализацией товаров (работ, услуг). Более того, в случае отсутствия факта оказания услуг (работ) по гражданско-правовому договору могут наступить и негативные юридические последствия, вплоть до установления факта ничтожности такого договора как притворной сделки с возможными негативными последствиями для обеих сторон».

Резюмируя, Светлана Грицук подчеркнула: «Мы полагаем, что данное нововведение породит больше вопросов, чем ответов. Основным практическим вопросом будет являться то, как и какими документами налогоплательщики смогут подтвердить экономическую обоснованность своих затрат в случае, если у налоговых органов возникнут сомнения в их обоснованности, поскольку выяснить их фактическое получение/поступление иногда достаточно сложно. По нашему опыту, в европейских странах контролирующие органы используют различные подходы к анализу экономической обоснованности затрат и их сути, для чего необходимо сначала получение глубокого понимания как особенностей бизнеса компании, так и наличие квалифицированного профессионального суждения работников налоговых служб».

Трансфертное ценообразование
В части трансфертного ценообразования (статья 30-1 Общей части НК) ожидаемых изменений не произошло. Екатерина Сырникова, ведущий специалист в области трансфертного ценообразования компании EY, отмечает: «2016 год явился для плательщиков переломным в части адаптации к новым требованиям по контролю за трансфертными ценами на товары (работы, услуги) для целей налогообложения. Как мы помним, с 2016 года были введены требования по подготовке налогоплательщиками документации по трансфертному ценообразованию и экономического обоснования примененной цены для отдельных типов сделок. Для внесения большей определенности в некоторые понятия и положения норм статьи 30-1 НК РБ нами были подготовлены предложения по совершенствованию налогового законодательства. К сожалению, ряд предложенных изменений и дополнений не нашел своего отражения в новом законе».

«С практической точки зрения мы видим как положительный момент в данном аспекте – плательщики смогут продолжить спокойное изучение имеющихся положений и готовить необходимые документы, так и отрицательный – налогоплательщики находятся в некотором замешательстве относительно правильности применения тех или иных норм, так как положения статьи 30-1 содержат ряд неясностей и формулировок, допускающих различные толкования, отсутствие сформированной правоприменительной практики», – добавила Екатерина Сырникова.

В заключение Екатерина Сырникова отметила, что компания EY, обладая большим практическим опытом и наличием сильного квалифицированного персонала в вопросах трансфертного ценообразования, может констатировать, что, несмотря на относительную «статичность» правил трансфертного ценообразования на 2017 год, законодательство движется в правильном направлении. «Спустя год действия новых правил словосочетания трансфертное ценообразование и документация по трансфертному ценообразованию уже не вызывают недоумения у плательщиков, и мы видим, что многие плательщики основательно занимаются изучением норм действующего законодательства, а иногда и международных норм в данной области», – сказала Екатерина Сырникова.

Краткая информация о компании EY
EY является международным лидером в области аудита, налогообложения, сопровождения сделок и консультирования. Наши знания и качество услуг помогают укреплять доверие общественности к рынкам капитала и экономике в разных странах мира. Мы формируем выдающихся лидеров, под руководством которых наш коллектив всегда выполняет взятые на себя обязательства. Тем самым мы вносим значимый вклад в улучшение деловой среды на благо наших сотрудников, клиентов и общества в целом.

Мы взаимодействуем c компаниями из стран СНГ, помогая им в достижении бизнес-целей. В 20 офисах нашей фирмы (в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Казани, Краснодаре, Тольятти, Владивостоке, Южно-Сахалинске, Алматы, Астане, Атырау, Бишкеке, Баку, Киеве, Ростове-на-Дону, Ташкенте, Тбилиси, Ереване и Минске) работают 4500 специалистов.

Название EY относится к глобальной организации и может относиться к одной или нескольким компаниям, входящим в состав Ernst & Young Global Limited, каждая из которых является отдельным юридическим лицом. Ernst & Young Global Limited − юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Великобритании, − является компанией, ограниченной гарантиями ее участников, и не оказывает услуг клиентам. Более подробная информация представлена на нашем сайте: ey.com.