The better the question. The better the answer. The better the world works. У вас есть вопрос? У нас есть ответ. Решая сложные задачи бизнеса, мы улучшаем мир. У вас є запитання? У нас є відповідь. Вирішуючи складні завдання бізнесу, ми змінюємо світ на краще. Meilleure la question, meilleure la réponse. Pour un monde meilleur. 問題越好。答案越好。商業世界越美好。 问题越好。答案越好。商业世界越美好。

Does the speed of change blur or sharpen your focus?

Возможно ли управлять изменениями на огромной скорости?

EY Growth Barometer 2018
Russia

Барометр роста 2018
Россия

Home Home | English English | Russianрусский

How the Russian middle market is looking to grow strongly despite sanctions

Russian ambitions for growth are among the highest in the world, the EY Growth Barometer 2018 shows. With a focus on expansion beyond her borders, a recognition of the transformative impact of digitization and new cognitive technologies, and acknowledgement of the central part regulation is playing in driving innovation, the Russian middle market is on confident form. Rising oil prices with their attendant positive flow of US dollars into the economy may be mitigating some of the negative headwinds of international trade sanctions. However insufficient working capital and the global shortage of young, digital talent are challenges that may risk the realization of these ambitions.

EY Growth Barometer survey methodology

EY commissioned Euromoney Institutional Investor Thought Leadership to undertake an online survey of 2,766 C-suite (60% CEOs, founders or managing directors) in companies from 21 countries and with annual revenues of US$1m-US$3b. The survey was conducted from 15 January-1 March 2018. EY further invited the network of EY Entrepreneur Of The Year alumni from across the globe to take the survey. The survey was available in English and six other languages. Further in-depth interviews were carried out during March-April 2018 to provide additional specific insights.

Contact

EY - Alexander Ivlev

Alexander Ivlev
CIS Managing Partner
Ernst & Young (CIS) B.V. branch in Moscow

Как российский средний бизнес справляется с новыми вызовами?

Согласно результатам исследования EY «Барометр роста» за 2018 год, показатель уровня оптимизма в России в отношении перспектив роста — один из наиболее высоких в мире. Нацеленность на новые внешние рынки, понимание потенциала цифровой трансформации, передовых когнитивных технологий, а также принципиального значения регулирования для инновационного развития — все это позволяет российскому среднему бизнесу сегодня чувствовать уверенность в завтрашнем дне. Негативные последствия ограничений в сфере международной торговли частично компенсируются за счет увеличения цен на нефть, которое сопровождается притоком валюты в российскую экономику. Однако планам роста может помешать дефицит оборотных средств и нехватка молодых специалистов в области цифровых технологий — проблема, которая наблюдается во всем мире.

Методология исследования

Онлайн-опрос проводился Euromoney Institutional Investor Thought Leadership по заказу EY. В нем принимали участие представители высшего руководства компаний с годовой выручкой от 1 млн до 3 млрд долларов США из 21 страны. Среди 2766 респондентов доля генеральных директоров, учредителей и управляющих директоров составила 60%. Опрос проводился в период с 15 января по 1 марта 2018 года. В нем также приняли участие финалисты и победители международного конкурса EY«Предприниматель года». Опрос можно было пройти на семи языках, включая английский. В марте и апреле 2018 года респондентам были заданы уточняющие вопросы, что позволило сделать дополнительные выводы.

Контактная
информация

EY - Alexander Ivlev

Александр Ивлев
Управляющий
партнер компании EY
по странам СНГ

Growth strategies

Стратегии роста

Middle-market businesses in Russia are on confident form. The 2018 EY Growth Barometer survey shows that more than one-third (38%) of business leaders expect growth above 10% this year – much higher than the International Monetary Fund’s 2018 forecast for the country of 1.7%.1

The confident forecasts appear all the more striking in the context of the sanctions imposed by the international community in April 2018. Some geopolitical commentators point out that Russia’s integration into global supply chains and finance has left it vulnerable, and that recent financial market movements suggest the sanctions are beginning to bite.2 It is possible that the middle market’s targets may prove too challenging as the year progresses.

Overseas opportunities

Sanctions are failing to deter Russian companies from looking for opportunities abroad. About one-third (34%) are earmarking entry into a new overseas market as their strategic priority for growth, while 30% regard an international market opportunity as the most important factor when evaluating new business. Boosting exports has been a pillar of President Vladimir Putin’s social and economic targets, and the signs are that middle-market companies are taking his objective to heart. Alexander Ivlev, EY says: “Russia continues to search for selling opportunities in overseas markets. Germany is still the main trading partner but Asian countries, especially China, are likely to increase the trade flow here.”

Perhaps because of the importance they place on exports, Russian business leaders are particularly focused on the global economy. More than one-third (37%) say slow or flat global growth is the biggest external risk to growth, a rise of 26 percentage points on 2017 and significantly higher than elsewhere (25%). However, in line with other companies across the globe, Russian worries about geopolitical uncertainty are receding, with only 8% citing it as the greatest external risk to growth plans.

Regulation drives growth and innovation

Russian companies are looking to regulation to help with their aspirations. About one-quarter (24%) seek higher trade barriers to remove overseas competitors, while 18% say more regulation would boost their growth plans.

Reflecting the view elsewhere that policy levers can create opportunities rather than stifle them, more than one-third (37%) of Russian businesses also believe regulation is the main driver of innovation, up 15 percentage points from 2017.

Revenue growth projections

This chart shows growth expectations for 2017 and 2018, ranging from negative growth to growth above 50%, including year-on-year percentage point changes.

EY - Revenue growth projections

Pоссийский средний бизнес сегодня настроен весьма оптимистично. Согласно результатам международного исследования EY «Барометр роста» за 2018 год, свыше трети руководителей российских компаний (38%) ожидают, что рост их организаций в текущем году составит более 10%. Это намного превышает прогноз Международного валютного фонда для России на 2018 год (1,7%)1.

Такие оптимистичные прогнозы звучат на фоне введенных в отношении России ограничений, действие которых было продлено международным сообществом в апреле 2018 года. По мнению некоторых политологов, интеграция России в международную финансовую систему и цепочку поставок сделала ее уязвимой к внешним факторам, а недавние события на финансовом рынке свидетельствуют о том, что негативное влияние ограничений становится ощутимым2. Вполне может оказаться, что российский средний бизнес ставит перед собой слишком амбициозные задачи роста.

Новые возможности на зарубежных рынках

Ограничения не заставляют российские компании отказаться от поиска новых возможностей за рубежом. Около трети опрошенных (34%) называют выход на зарубежные рынки в числе стратегических задач развития. При этом 30% отмечают, что при оценке новых бизнес-проектов они в первую очередь ориентируются на перспективы расширения международного присутствия. Президент РФ Владимир Путин объявил увеличение экспорта одним из приоритетов социально-экономического развития, и сегодня есть все признаки того, что средний бизнес серьезно относится к поставленной цели. «Россия продолжает искать новые возможности сбыта за рубежом. Германия пока остается основным торговым партнером, но следует также ожидать роста товарооборота со странами Азии, особенно с Китаем», — отмечает Александр Ивлев.

С учетом нацеленности на рост экспорта российские компании пристально следят за состоянием мировой экономики. Более трети опрошенных (37%) называют ее сдержанные темпы роста основной внешней угрозой для развития бизнеса, что на 26 п. п. выше по сравнению с 2017 годом и значительно больше, чем в среднем по остальному миру (25%). При этом, как и респонденты в других странах, руководители российских предприятий сегодня меньше обеспокоены геополитической нестабильностью — лишь 8% считают эту проблему основной угрозой для своих планов роста.

Нормативно-правовое регулирование как драйвер роста и инноваций

По мнению российских участников исследования, создание надлежащей правовой базы могло бы способствовать решению актуальных задач. Около четверти (24%) указывают на необходимость установления более высоких торговых барьеров в целях снижения конкуренции со стороны иностранных игроков, а 18% считают, что для роста бизнеса следует усилить регулирование.

Как и респонденты из других стран, руководители российских компаний уверены, что государственные механизмы будут создавать, а не сокращать возможности, — более трети (37%) назвали их главным драйвером инноваций (это на 15 п. п. больше, чем в 2017 году).

Прогноз роста выручки

На графике представлены ожидания респондентов относительно роста выручки в 2017-2018 годах — от отрицательных показателей до уровня выше 50%, а также изменение в п. п. по сравнению с предыдущим годом.

EY - Прогноз роста выручки

Building stronger teams

Создание сильных команд

Talent is key to Russian growth plans. Almost one-third (33%) see hiring talent with the right skills as the top accelerator for growth, up 16 percentage points from 2017. The demand for specialist talent reflects the global trend towards industry convergence; as sectors become digitized, businesses need to hire increasingly specialized staff. However, finding skilled talent is not easy. EY’s Ivlev comments: “There has been a change in attitudes to work with the millennial generation. Younger people are prepared to accept lower pay for a better work/life balance, and companies are finding it increasingly difficult to attract talent for demanding roles.”

In their recruitment plans, nearly half (44%) plan to hire more full-time staff, with only 17% expecting to keep staffing levels the same. However, in line with global trends, planned freelance hiring is down – falling 21 percentage points to 10%.

Despite their focus on skills, in prioritizing their strategic talent needs for most, more diversity is the prize. More than half (57%) say diversity is the key strategic priority for hiring, a jump of 43 percentage points from last year, ahead of the other Brics nations, the rest of Europe and the rest of the world. Russia already has a strong track record for diversity. Some 47% of senior executive posts in the country are filled by women, according to research published by Harvard Business Review.3

Hiring plans

This chart illustrates companies’ hiring priorities and the use of artificial intelligence (AI) in 2017 and 2018, including year-on-year percentage point changes.

EY - Hiring plans

Кадры играют ключевую роль в реализации стратегий роста российского бизнеса. По мнению трети респондентов (33%), наличие квалифицированных специалистов является главным условием развития компании (+ 16 п. п. по сравнению с 2017 годом). Нехватка профильных специалистов, наблюдаемая во всем мире, обусловлена отраслевой конвергенцией — по мере распространения цифровых технологий компаниям все больше требуются сотрудники с соответствующими навыками. Однако привлечение нужных кадров — задача непростая. «С приходом поколения миллениалов формируются новые подходы к работе. Молодые люди готовы работать за меньшие деньги в обмен на оптимальный баланс между работой и личной жизнью, и компаниям сегодня непросто привлечь специалистов, в которых они так нуждаются», — комментирует Александр Ивлев.

Рассказывая о своих планах в отношении найма персонала, почти половина респондентов (44%) заявляют о намерении увеличить число штатных сотрудников. Лишь 17% не собираются менять численность персонала. Как и в остальных странах, привлечение внештатных специалистов, работающих по контракту, теряет в России популярность — лишь 10% компаний намерены более активно взаимодействовать с фрилансерами (-21 п. п. по сравнению с 2017 годом).

Помимо потребности в профильных специалистах, российский бизнес также придает большое значение достижению гендерного равенства, когда речь идет об определении стратегических задач в области найма персонала. Более половины респондентов (57% или +43 п. п. по сравнению с прошлым годом) называют сокращение гендерного разрыва ключевым стратегическим приоритетом кадровой политики. Данный показатель намного выше, чем в других странах БРИКС и Европы и в среднем по остальному миру. При этом Россия уже добилась значительного прогресса в вопросе достижения гендерного равенства в сфере труда. Согласно результатам исследования, опубликованного Harvard Business Review3, доля женщин среди высшего руководства компаний составляет 47%.

Планы в отношении найма персонала

На графике показаны приоритеты в области найма специалистов и использования искусственного интеллекта на 2017-2018 годы, а также изменение в п. п. по сравнению с предыдущим годом.

EY - Планы в отношении найма персонала

"Russia continues to search for selling opportunities in overseas markets. Germany is still the main trading partner but Asian countries, especially China, are likely to increase the trade flow here."

Alexander Ivlev

CIS Managing Partner, EY

«Россия продолжает искать новые возможности сбыта за рубежом. Германия пока остается основным торговым партнером, но следует также ожидать роста товарооборота со странами Азии, особенно с Китаем».

Александр Ивлев

Управляющий партнер компании EY по странам СНГ

Embracing business change

Готовность бизнеса к изменениям

Russian middle-market companies are also set to become world leaders in their adoption of artificial intelligence (AI). Some 83% plan to introduce AI within two years, a huge rise of 80 percentage points from 2017 and well above the figure of 66% in the rest of the world. Almost all (98%) businesses in the Russian middle market aim to be using AI by 2023.

Despite media scare stories about the technology’s potential threat to jobs, the vast majority (93%) expect that AI will either not reduce headcount or will do so by less than 20%, similar to the rest of the world.

Although AI is a bright spot, Russian companies seem more ambivalent about investment in other forms of technology. None of the country’s survey respondents highlight digitization and technology investment as a strategic priority. This may reflect the fact that many Russian companies are already technologically advanced, and thus have other priorities, although the World Economic Forum ranks Russia just 57th of 137 countries in technological readiness.4 The middle market is also much more likely to see the main objective of investing in technology as being the conventional roles of improving process efficiencies (32%) and financial data (27%), rather than improving the customer experience or creating new business models.

The approach to customer focus – another key indicator of innovation – also shows room for improvement. More than one-quarter (28%) of Russian companies prioritize the use of customer data to increase innovation, but customer demand is the main innovation driver for only 6%.

Российские компании среднего размера могут также стать мировыми лидерами в области применения технологий искусственного интеллекта (ИИ). Около 83% планируют внедрить такие технологии в течение ближайших двух лет (против 66% во всем мире), что на 80 п. п. выше по сравнению с 2017 годом. Почти все опрошенные в России организации (98%) намереваются использовать в своей деятельности ИИ к 2023 году.

Несмотря на опасения СМИ относительно потери рабочих мест из-за ИИ, абсолютное большинство российских респондентов (93%), как и компании в других странах, не ожидают уменьшения численности персонала в связи с использованием данных технологий либо считают возможным сокращение менее 20% сотрудников.

При этом на фоне значительного интереса к ИИ отношение российских компаний к вопросам инвестирования в другие технологии не столь однозначно. В частности, ни один из респондентов не назвал цифровую трансформацию и инвестиции в технологическое развитие стратегическим приоритетом.

Такие результаты могут быть обусловлены тем, что многие российские компании уже достаточно успешно применяют технологии и поэтому ставят перед собой другие приоритетные задачи, хотя в рейтинге Всемирного экономического форума Россия занимает лишь 57-е место среди 137 стран по уровню технологической готовности4. Кроме того, компании среднего размера склонны рассматривать новейшие технологии в первую очередь как способ повышения эффективности процессов (32%) и улучшения финансовых показателей (27%), а не как решения, с помощью которых они смогут усовершенствовать потребительский опыт или создать новые бизнес-модели.

Российский бизнес также уделяет недостаточно внимания ожиданиям потребителей, которые зачастую, наоборот, становятся ключевым стимулом к внедрению инноваций. Более четверти опрошенных в России руководителей организаций (28%) считают, что использование клиентских данных может придать мощный импульс инновационному развитию бизнеса, но лишь 6% называют ожидания потребителей одним из ключевых драйверов инноваций.

Challenges to growth

Препятствия на пути роста

Russian companies are redoubling their efforts to improve profit margins. Some 29% cite increasing margins as the most important factor when evaluating new business opportunities, up 22 percentage points from last year.

One reason for this emphasis is likely to be concerns about cash flow. In common with many middle-market companies across the globe, 45% of Russian businesses regard insufficient cash flow as the biggest internal challenge to growth – up 25 percentage points from 2017.

Again, industry convergence is a significant factor. As sectors change and buying processes evolve, traditional sales cycles are being undermined. In Russia’s case, the cash flow challenges may also have a more local cause. “The perception of a cash flow squeeze can be partly attributed to concern about sanctions,” EY’s Ivlev says. “Even though they are optimistic about growth, there’s no doubt that some Russian companies are apprehensive about their potential impact.”

Challenges to growth

This chart outlines the key operational challenges that are restraining growth in the middle market.

EY - Challenges to growth


Российские компании намерены удвоить усилия, направленные на повышение рентабельности. При оценке новых бизнес- возможностей 29% респондентов в первую очередь ставят перед собой задачу увеличения прибыли (+22 п. п. по сравнению с прошлым годом).

Приоритетное внимание к данному вопросу может быть в том числе вызвано беспокойством по поводу денежного потока. Как и многие руководители компаний среднего размера в других странах, 45% российских респондентов называют нехватку свободных денежных средств главным препятствием на пути роста, что на 25 п. п. больше, чем в 2017 году.

Еще одним важным негативным фактором является размывание отраслевых границ. Вследствие трансформации отраслей и изменения покупательского поведения традиционные циклы продаж теряют актуальность. Что касается России, то опасения относительно недостаточности денежного потока могут быть вызваны и другими причинами. «Волнение в связи с дефицитом свободных денежных средств может быть частично обусловлено введенными ограничениями, — комментирует Александр Ивлев. — Некоторые российские компании, без сомнения, обеспокоены их возможным эффектом, несмотря на положительный настрой в отношении перспектив роста».

Препятствия на пути роста

На графике показаны ключевые препятствия на пути роста среднего бизнеса в разрезе операционной деятельности.

EY - Препятствия на пути роста