EOY Russia - 10 Years

Наталья Касперская

Командир информбезопасности

  • Поделиться

 

У гендиректора и совладельца компании InfoWatch Натальи Касперской фамилия-бренд, который она сама создала. Несмотря на то что с первым мужем она находится в разводе, а с «Лабораторией Касперского» не связана после продажи акций и выхода из совета директоров, с фамилией расставаться не собирается — слишком много было вложено сил в руководимую ею в течение многих лет компанию, успех которой Наталья законно может считать своим личным успехом.

Обычно Касперская скромничает, не считая себя ни большим ИТ-специалистом, ни даже выдающимся руководителем. Наталья так вспоминает время создания «Лаборатории Касперского»: «Я была словно девочка из деревни. Пришла, ничего не понимала в бизнесе и пыталась что-то организовать. Вначале у «Лаборатории» и бизнеса никакого не было, мы росли с нуля.

«Мне повезло, что интуитивно мы принимали правильные решения и двигались в верном направлении. Но я не считаю, что это целиком и полностью моя заслуга. Во-первых, нам удалось создать высококлассную команду управленцев. Во-вторых, условия на рынке были подходящими. В-третьих, конкуренты тоже совершали ошибки, и данную ситуацию мы грамотно использовали».

По словам Касперской, вначале, когда «Лаборатория» только была создана, были попытки найти в компанию профессионального управляющего — гендиректора, но поиски оказались тщетными. «Пришлось мне переквалифицироваться в управдома, но я изначально не стремилась стать управленцем».

Наталья считает, что тогда «Лаборатории» действительно сильно повезло и с конъюнктурой, и с рынком. С появлением масштабных вирусных эпидемий начал активно развиваться антивирусный рынок, вырос спрос на антивирусы. Соответственно, экспоненциально росли и доходы компании.

«Антивирусный рынок демонстрировал удивительный рост — по 30–40% в год. Это значит, что самые умные, хитрые или удачливые могли расти в два–три раза больше».

В 2007 году, когда Наталья ушла с поста генерального директора «Лаборатории Касперского», доходы компании превышали $200 млн и ежегодно увеличивались более чем на 160%. Покинув компанию, Наталья занимает пост генерального директора InfoWatch, дочернего предприятия «Лаборатории», основанного в 2003 году.

В 2008 году, когда Наталья Касперская стала победителем национального этапа конкурса «Предприниматель года», проводимого «Эрнст энд Янг», в номинации «Информационные технологии», компания InfoWatch уже пять лет как успешно работала на рынке.

Изначально предполагалось, что InfoWatch сосредоточится на DLP-системах, то есть защите корпоративной информации от утечек. «Были прогнозы, что начнется бум DLP и все будут их покупать. Но бурного роста не произошло. Что тут поделаешь? Оставалось лишь идти в ногу с рынком, немного его опережая. Но выше головы не прыгнешь».

Кроме того, неприятной неожиданностью стало то, что защита корпоративной информации далеко не на всех развитых рынках считается безусловным благом. Из-за этого неудачными оказались попытки InfoWatch выйти на западноевропейский рынок. «Оказалось, что в Западной Европе нет рынка DLP вообще. Зато там есть профсоюзы, которые подозревают, что установка такого рода программного обеспечения — это нарушение частной жизни их сотрудников».

В итоге через полтора года европейское направление DLP пришлось сворачивать. Зато на Ближнем Востоке, куда компания InfoWatch направилась после Европы, проблемы с профсоюзами не было. Но там оказались другие сложности.

«На этом рынке важно, чтобы ты стал своим. Поэтому первый вопрос, который задают потенциальные клиенты, — не про продукт, а кому ты его уже продал».

После многочисленных презентаций и долгих переговоров InfoWatch удалось привлечь в качестве клиента Банк Бахрейна. «В результате у нас в Бахрейне сейчас уже есть несколько реализованных проектов. Бахрейнские референсы работают и на других ближневосточных рынках — в Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии».

Но ограниченность DLP-рынка вынудила Наталью Касперскую расширять продуктовую линейку компании и искать новые рынки сбыта. Технология анализа информации была использована InfoWatch для разработки системы мониторинга социальных медиа. Так, совместно с компанией «Ашманов и партнеры» была создана компания «Крибрум». В 2011 году появилась возможность купить немецкую компанию сynapspro GmbH, которую позже переименовали в EgoSecure. После завершения сделки InfoWatch официально становится Группой компаний. «Возможно, если бы InfoWatch росла быстро, то мы не стали бы покупать другие компании».

У немецкой компании был очень хороший продукт и два акционера, которые не могли договориться о стратегии развития. «Отличный актив по относительно низкой цене и с большими возможностями. Компания достигла неплохих результатов на местном рынке, но даже не пыталась выйти за его границы.

«Поэтому сегодня наша основная задача — вывод EgoSecure на международные рынки. Сейчас мы занимаемся продвижением продуктов компании в России, готовимся к выходу на рынки Малайзии, Сингапура и Ближнего Востока».

Наталья признает, что не все ее инвестиции были удачными: «Я имею опыт инвестирования в компании, сфера деятельности которых была далека от моего основного бизнеса. Как правило, это заканчивалось неудачно, поэтому сейчас я стараюсь не повторять своих ошибок». Так, например, получилось с проектом, идея которого заключалась в организации виртуальных выставок. Проект слишком медленно набирал обороты, и в конце концов его решили закрыть. Сама Наталья считает, что во многом неудача была следствием ее незнания нового рынка: «Когда говорят об Интернете, все представляют себе Facebook, но забывают о тысяче неудачных интернет-стартапов».

Зато теперь, когда у Касперской просят совета при выборе объекта для инвестиций, она знает, что отвечать.

«Я говорю: ребята, инвестируйте в то, в чем вы разбираетесь, потому что если вы будете инвестировать в популярную область, в которой вы не разбираетесь, то пополните ряды неудачников».

После выхода из бизнеса «Лаборатории Касперского», который был сфокусирован на антивирусах, Наталья решила создать холдинг, работающий в нескольких направлениях информационной безопасности.

Здесь Наталья выступает как стратегический, а не как венчурный инвестор.

«Кто такой венчурный инвестор? Это человек, который вкладывает деньги в бизнес для того, чтобы через некоторое время выйти из него с прибылью. Я же инвестирую с целью долгосрочного развития холдинга. Моя идея заключается в том, чтобы создать большую холдинговую компанию, продуктовая линейка которой решала бы все задачи в области информационной безопасности».

Было бы несправедливо думать, что у Натальи Касперской совсем нет денежного интереса. Однако доли в компаниях она готова продать лишь стратегически полезному партнеру.

«Надо понимать, что деньги в бизнесе — это ресурс, а не объект потребления. Причем этот ресурс не уникален. Уникальны люди, технологии и время, их всегда не хватает!»

Касперская рассматривает возможности вхождения в бизнес компании через покупку не только контрольного пакета, но и миноритарных долей.

«Деньги я рассматриваю исключительно как ресурс. Много денег — можно купить бизнес побольше. В этом вся разница».

При такой философии гендиректор InfoWatch старается соблюсти баланс интересов с партнерами по бизнесу. «В EgoSecure у меня была возможность выкупить компанию целиком, не оставив ничего прежним акционерам. Но я предпочла оставить существенную долю менеджерам, поскольку это гораздо сильнее их мотивирует. Мне кажется, что это правильно. Люди знают, что если компания серьезно вырастет, то они получат высокие доходы, на которые смогут безбедно жить до старости».

Большое количество проектов, в которых участвует Наталья Касперская в самых разных качествах — инвестора, члена совета директоров и гендиректора, — создает и свои сложности. В последнее время она все чаще думает над тем, чтобы сконцентрировать усилия на решении стратегических задач, передав оперативное управление InfoWatch кому-то другому. «Проектов очень много, и я больше принимаю решения в области управления собственностью и инвестирования ресурсов — по поглощениям, покупкам, стратегическому развитию, а не по оперативному управлению. Это разные виды деятельности».

Проблема только в кандидатуре. Касперская считает, что привлеченный со стороны управляющий здесь не подходит. «Я пыталась привлечь человека из другой отрасли, но мы пообщались и даже не стали пробовать, потому что я поняла, что очень высок риск неудачи». Поэтому Наталья хочет воспитывать преемника внутри компании.

Наталья признается, что с приходом в InfoWatch стала более тщательно подходить к формированию команды. Часть ее, конечно, «родом» из «Лаборатории Касперского». Однако часть небольшая — «не хотелось «Лабораторию» обескровливать». Что же касается новых членов команды, то их оценивают не только с точки зрения эффективности, но и по другим качествам.

«Сейчас я понимаю, что важно еще и то, насколько люди вместе хорошо работают, насколько они лояльны по отношению к компании и ко мне лично. Хотя эффективность все равно остается главным критерием».

Что же касается заслуженного отдыха, то об этом Наталья думать отказывается, даже несмотря на то, что во втором браке с Игорем Ашмановым она родила трех дочерей (от первого брака с Евгением Касперским у нее двое сыновей). «У меня такое внутреннее состояние, что потребности в пенсии и близко нет». Кроме того, гендиректору InfoWatch до сих пор нравится что-то предпринимать, и она считает, что в большей степени является предпринимателем, чем бизнесменом. «Не мне судить, насколько я успешный предприниматель, но точно не пенсионер».