EOY Russia - 10 Years

Давид Якобашвили

Коллекционер бизнес-проектов

  • Поделиться

 

Если вы хотите дать характеристику Давиду Якобашвили, то правильнее всего назвать его чрезвычайно прагматичным предпринимателем, который любит работать и воспринимает свою команду как семью. Но сам он называет себя коллекционером. В его уникальном собрании — около 10 000 предметов старины, в том числе уникальная коллекция музыкальной механики — от шарманок и музыкальных шкатулок до часов с курантами. Но больше всего, конечно, известна его коллекция бизнесов, которой он успешно управляет на протяжении 35 лет. Он был одним из участников сделки по продаже компании «Вимм-Билль-Данн» в конце 2010 года, но по-прежнему является совладельцем целого ряда фирм и входит в руководящие органы различных бизнес-ассоциаций и общественных организаций.

Бизнесом он начал заниматься еще в 1970-х годах, когда из-за тяжелого материального положения был вынужден бросить учебу в Тбилисском политехническом институте. «Мне пришлось зарабатывать на жизнь», — вспоминает Якобашвили. Он был чернорабочим в метрострое, лаборантом в институте металлургии, ремонтировал автомагнитолы, делал звукозаписи. Другими словами — использовал любую возможность приработка. Напомним, что индивидуальное предпринимательство, в том числе починка радиоаппаратуры, в Советском Союзе считалось незаконным. Тем не менее Давид Якобашвили говорит, что нисколько не сожалеет о том времени.

Первый шанс заняться бизнесом Давиду Якобашвили представился в 1982 году, когда он получил от МВД ГССР подряд на выращивание поросят: «Мы вместе с приятелем, у которого было свое подворье в окрестностях Тбилиси, брали поросят, откармливали их в течение года и затем возвращали. Нам платили в зависимости от привеса: по 3 рубля 50 копеек за килограмм живого веса!».

Конечно, велик соблазн назвать бизнес по откорму поросят символичным для будущего акционера и руководителя компании — лидера пищевой промышленности. Но сам предприниматель не подтверждает предположение о том, что у него есть какие-то пристрастия при отборе проектов. Напротив, Якобашвили считает себя универсалом.

«Я не могу заниматься лишь каким-то одним видом бизнеса — люблю мыслить во многих направлениях, мне нравится многопрофильность», — подчеркивает он.

На визитной карточке Якобашвили написано, что он президент Российско-Американского Совета делового сотрудничества, но на самом деле он при желании может отрекомендоваться, например, председателем совета директоров корпорации «Биоэнергия», занимающейся вопросами альтернативной энергетики, или членом Общественного совета при Министерстве культуры — должностей у Якобашвили хватает. Но самый долгий и пока самый известный этап его предпринимательской биографии все же связан с компанией «Вимм-Билль-Данн», соучредителем которой он стал в 1992 году и которую возглавлял вплоть до 2010 года, когда компания была продана концерну PepsiCo. Правда, сам Якобашвили против того, чтобы его имя ассоциировалось только с этим молочным гигантом. «Вимм-Билль-Данн» был для меня лишь одним из многих бизнесов — и не настолько уж значительным», — говорит он.

Своей самой сильной стороной Якобашвили считает накопленный опыт. Он говорит, что никогда не уйдет на покой, — ему хочется заниматься бизнесом, пока хватит сил:

«Работа продлевает жизнь! Отойти от дел — это дорога в никуда». Он считает, что бизнес можно создать вообще без стартового капитала: «Я сам начинал без копейки в кармане — и вы, в принципе, тоже можете начать с нуля». Конечно, Давид Якобашвили хочет и впредь зарабатывать деньги, но он четко дает понять, что для него это не самоцель: «Я просто должен быть в состоянии помогать людям».

Когда речь заходит о его родной Грузии, Давид Якобашвили реагирует на удивление бесстрастно. Он считает, что не нужно преувеличивать серьезность нынешнего конфликта между Тбилиси и Москвой, потому что он «детский». «Это похоже на ссору маленьких детей в песочнице», — говорит Якобашвили.

Предприниматель признает, что война 2008 года в Южной Осетии, к сожалению, негативно отразилась на бизнесе, однако полагает, что враждебные настроения, возникшие из-за этого конфликта, преобладают только среди небольших групп — большинство населения Грузии и России не испытывают никакой неприязни друг к другу. «Мы снова помиримся, нас же не кровная месть разделяет, — уверяет Якобашвили. — Я не делаю трагедии из этого противостояния, ведь в историческом масштабе прошло совсем мало времени. Да, это очень плохо, что мы потеряли годы, если вести отсчет с момента начала первой войны в Абхазии, но для истории это всего лишь миг, и он пройдет».

Давид Якобашвили позитивно оценивает перемены, происходящие в Грузии. Он считает, что там «сумели разорвать оковы бюрократии и коррупции», и теперь в Грузии, к примеру, сравнительно легко создать свой бизнес. В 2007 году компания «Вимм-Билль-Данн» приобрела молочный завод в Тбилиси и вложила в его модернизацию около $500 тысяч. Обновленный завод заработал в 2009 году. Якобашвили говорит, что и после продажи компании «Вимм-Билль-Данн» у него остались бизнес-проекты в Грузии, но они невелики, и предприниматель участвует в них лишь как миноритарный акционер. «У меня просто нет времени, чтобы контролировать все на месте», — объясняет он.

Давид Михайлович уверен, что современная бизнес-культура универсальна. «С точки зрения бизнес-культуры Грузия, Россия и США ничем не отличаются друг от друга, хотя основополагающие культурные традиции у них разные». Якобашвили подчеркивает, что не хочет погружаться в политику глубже необходимого, являясь членом бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей и регулярно участвуя в мероприятиях гуманитарного и социального характера.

Его кредо заключается в том, что страна может быть сильной только тогда, когда государство обеспечивает максимальную экономическую свободу. Бизнес же играет ключевую роль в сохранении стабильности в стране.

«Правительство, стимулируя бизнес, тем самым создает инструменты, позволяющие ему оставаться у власти, — говорит он, будучи уверенным, что это единственно возможный способ модернизации экономики. — Когда бизнесу предоставляются условия для свободного развития, становится возможной диверсификация экономики. Это, в свою очередь, увеличивает поступление денег в казну. В результате страна может сохранить свою независимость и пережить глобальный экономический кризис».

У Давида Якобашвили нет никаких иллюзий насчет нынешних российских реалий: «Мы зажимаем бизнес и постоянно повышаем налоги, выдавливая предпринимателей в теневую экономику — вот что, к сожалению, происходит сегодня». А когда компания уходит в «тень», добавляет Якобашвили, ее легче «прессовать». Давид Михайлович считает, что две главные беды, мешающие развитию предпринимательства в России, — государственный бюрократизм и коррупция. «И еще, конечно, дураки и дороги», — добавляет он. Коррупция, констатирует Якобашвили, стала частью российского быта: «Мы уже просто не можем жить без взяток».

Он выступает за совершенствование законов, регулирующих предпринимательскую деятельность, но при этом делает оговорку, что новые законы сами по себе не помогут. «Законы могут многое изменить, но пока есть большое количество вопросов к их правоприменению и исполнению — и к системе правосудия в целом». Предприниматель считает, что многие изменения в стране происходят слишком быстро и из-за этого горизонт планирования для бизнеса ограничен сейчас тремя годами: «И законы, и подходы, и правила — все меняется очень быстро».

Но ни бизнес, ни политические дрязги не вызывают у Давида Михайловича таких эмоций и переживаний, как его коллекции. Даже кабинет указывает скорее на коллекционера, чем на предпринимателя. Рядом с громадным рабочим столом, наискосок от шкафа, битком забитого сувенирами и подарками, стоят на полу четыре старинных макета парусных судов — нефов, изготовленных немецкими мастерами из позолоченного серебра в конце 18-го столетия. Нефами тогда именовались все первые средневековые парусники. Якобашвили с удовольствием рассказывает, что изначально они принадлежали королю Греции Георгу I, который был женат на племяннице российского императора Александра II — Ольге Константиновне. Нынешний хозяин приобрел их для своей коллекции у наследников Эдмонда Сафры, ливанского банкира еврейского происхождения, погибшего в 1999 году во время пожара, вспыхнувшего на его вилле в Монако.

Но самые замечательные предметы в коллекции Якобашвили — музыкальные шкатулки, шарманки и другие «самоиграющие музыкальные аппараты». Он начал собирать их более 10 лет назад, когда старый друг Якобашвили, шведский бизнесмен Билл Линдвалл, продал ему свою коллекцию из 400 старинных музыкальных автоматов. С тех пор Давид Михайлович постоянно пополняет свое собрание механическими музыкальными аппаратами, граммофонами и музыкальными часами, которые приобретает на аукционах и распродажах по всему миру. Сегодня собрание самоиграющих музыкальных инструментов (mechanical music) насчитывает около 4,5 тысяч предметов. Оно не только одно из самых больших в мире, но и одно из наиболее полных. Представлены практически все виды механической музыки с конца XVII по начало XX века: симфонионы, органы и органетки, оркестрионы, графонионы, граммофоны и тому подобное.

В коллекции раритетных музыкальных часов — уже около 600 предметов, среди которых есть уникальные работы Джеймса Кокса и Пьера Жаке Дро.

Часть собрания хранится в офисе Давида Михайловича — в старинном особняке на Солянке, предметы большого формата сейчас сосредоточены в подземных хранилищах на Арбате.

Скоро для коллекции предпринимателя будет построен музей, открытый для посещений. Предполагается, что это произойдет уже в 2013 году. Это будет помещение площадью 11 тысяч квадратных метров, с двумя подземными этажами. Мастерские будут находиться за стеклом, чтобы посетители могли наблюдать за ходом реставрационных работ. Коллекционер мечтает о том, чтобы в московский музей приходили семьи с детьми, чтобы проводили здесь выходные, изучая историю и соприкасаясь с миром прекрасного.

И вряд ли это будет последний «коллекционный» проект предпринимателя, ведь Якобашвили относит себя к людям, которые никогда не останавливаются на достигнутом.