GettyImages-928822330

2022 год: определенно неопределенность?

Последние два года показали мировому сообществу, насколько непредсказуемым может быть будущее. Пандемия не только в корне изменила привычный уклад жизни людей, но и принесла огромные потрясения для бизнеса, который бросало то в жар, то в холод: за многомиллиардными убытками 2020 года последовало резкое восстановление спроса после пандемического шока и астрономический взлет цен на сырьевые товары (см. рис. 1), спровоцировавший энергетический кризис и рост инфляции практически в каждом регионе. Центробанки ключевых стран, ожидавшие закрыть год с целевой инфляцией в 2%, в реальности получили совсем иной результат: 7% в США, 5% в еврозоне, 6% в Германии1. Хотя прогнозы – вещь неблагодарная, давайте попробуем поразмышлять о том, что нас ждет дальше.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что в новом году макроэкономические показатели будут определяться эпидемиологической ситуацией, которая пока еще полностью не взята под контроль, а также темпами восстановления мировых цепочек поставок, от которых будет зависеть динамика цен. Риски инфляции уже заставляют регуляторов по всему миру корректировать свою монетарную политику (см. рис. 2). В частности, ФРС США объявила, что намерена повысить ключевую ставку в 2022 году2, а аналитики Bloomberg Economics даже смоделировали стресс-сценарий, при котором в течение года ставка будет увеличена трижды до итоговых 2,5% (на сегодняшний день она находится в диапазоне от 0% до 0,25%). Такой расклад может негативно отразиться на развивающихся рынках (см. рис. 3), поскольку рост ставок и укрепление доллара обычно ведут к оттоку капитала3. Лучше всего с этой ситуацией должны справиться Саудовская Аравия, Россия и Тайвань благодаря низкой долговой нагрузке и большому сальдо счета текущих операций.

Помимо экономических перспектив мировое сообщество по-прежнему всерьез озабочено климатической повесткой – даже несмотря на ожидаемый рост спроса на ископаемое топливо (по оценкам МЭА, потребление угля в 2022 году может достигнуть рекордных значений, которые сохранятся на протяжении двух лет4, а спрос на нефть вернется к допандемийному уровню в 99,5 млн барр. в сутки5). В результате бизнес будет активно внедрять у себя стандарты ESG, а инвесторы – уделять этому вопросу еще более пристальное внимание (см. рис. 4). Кроме того, необходимость предоставлять отчетность в соответствии с требованиями Таксономии ЕС (CSRD и SFDR) с 2023 года заставит компании быть более внимательными к гринвошингу.

Таким образом, перед участниками всех отраслей сегодня все более остро встает вопрос управления рисками – как операционными и стратегическими, так и климатическими.

Подпишитесь на рассылку Энергетического центра EY

Будьте в курсе актуальных новостей отрасли. 

Подписаться

Архив Энергодайджеста

Смотреть все выпуски материалов серии «Энергодайджест».

Перейти в Архив