13.06.2019
Одинокий пингвин Адели на вершине айсберга

Как будущий рост зависит от решения вопросов, связанных с изменением климата

Налогообложение выбросов парниковых газов – это хороший способ для бизнеса помочь правительству в решении этой глобальной проблемы.

Кто-то может назвать такой подход к решению проблемы изменения климата «робингудством». В начале этого года видные американские политические деятели, экономисты и бизнесмены провели встречу, итогом которой стал призыв к введению нового налога.

Налог на выбросы углекислого газа в размере 40 долларов США за тонну, который будет со временем расти, – это наиболее оптимальный из доступных способов бороться с изменением климата и застраховать себя от связанных с этим рисков. Об этом написали бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер и его коллеги в отчете, опубликованном Советом по борьбе с изменением климата.

Возобновляемая энергия – отличный способ уменьшить ваш углеродный след, но что я действительно рекомендую, так это инвестировать в повышение энергоэффективности.
Доминик Брук
Руководитель группы по оказанию налоговых услуг в области устойчивого развития глобальной организации EY

Они предложили распределять поступления от указанного налога среди обычных американцев в размере 2 тыс. долларов США в год на семью из четырех человек в виде чеков, прямых депозитов или перечислений на пенсионный счет.

«Риск довольно велик, так что нам понадобится страховка, причем это должна быть очень хорошая страховка», – сообщил Джеймс Бейкер изданию  The Washington Post в начале этого года.

Процесс пошел

Это было довольно необычное предложение от группы экспертов, которую представлял Джеймс Бейкер, известный своим стремлением снизить налоговые ставки в рамках закона о налоговой реформе 1986 года в период, когда он занимал пост министра финансов в администрации президента Рональда Рейгана.

США довольно долго пытались найти консенсус относительно необходимости борьбы с глобальным потеплением. Так, в июне президент США Дональд Трамп объявил о планах по выходу из знакового Парижского соглашения по климату, заявив, что оно устанавливает «драконовские обязательства» для американских компаний.

Вопрос о выплатах за выбросы углекислого газа приобретает все большую актуальность и в других странах.

Внимание экологическим вопросам раньше всех начали уделять скандинавские страны: Финляндия первой ввела налог на выбросы парниковых газов еще в январе 1990 года, ее примеру последовали Швеция, Норвегия и Дания, предпринявшие ряд согласованных действий, направленных на снижение выбросов.

Согласно подготовленному группой Всемирного банка отчету о состоянии и тенденциях в части выплат за выбросы углекислого газа, к 2016 году примерно 40 стран и свыше 20 органов управления субнационального уровня уже внедрили механизмы тарификации выбросов углерода, на которые приходится 13% от общемирового объема выбросов.

По данным Всемирного банка, на сегодняшний день предложения о введении углеродных сборов готовятся или рассматриваются в 101 стране, на которые приходится 58% от общего объема выбросов парниковых газов. В их числе – Китай, Индия и Бразилия, являющиеся мировыми лидерами по эмиссии СО2. Углеродный след имеет свою стоимость, и, похоже, очень скоро большинство стран будут оплачивать ее хотя бы частично.

«Мы является свидетелями переломного момента в отношении выплат за выбросы углекислого газа», – считает Микаэль Скоу Андерсен, профессор по экологической политике Орхусского университета в Дании.

Своего рода пусковым механизмом стало Парижское соглашение, принятое в декабре 2015 года, в рамках которого 195 стран договорились сдерживать глобальное потепление. Согласно этому документу, средняя температура на планете не должна расти выше двух градусов по Цельсию по отношению к показателям доиндустриальной эпохи (несмотря на официальный выход США из соглашения, ряд американских штатов и городов продолжают исполнять свои обязательства по этому документу.)

Странно, что для этого потребовалось так много времени. Еще в мае 1989 года в журналеThe Economist появились прогнозы о том, что через полвека пятую часть бюджетных поступлений многих промышленно развитых стран будут составлять налоги и сборы за загрязнение окружающей среды.

Государства и бизнес игнорируют изменение климата на свой страх и риск. В опубликованном в 2006 году 700-страничном исследовании бывший главный экономист Всемирного банка Николас Стерн назвал изменение климата самым серьезным «фактором, ведущим к сбоям рыночных механизмов», который может ежегодно уничтожать от 5% до 20% мирового валового внутреннего продукта (ВВП), подрывая процветание наций. Проведенный Стерном анализ предусматривал изучение потенциально разрушительных экономических последствий для человечества и окружающей среды, таких как воздействие повышения уровня моря и снижения урожайности.

Иными словами, глобальный экономический рост обернется глобальным спадом.

Время ожидания

Экономисты считают, что ископаемые виды топлива слишком дешевы, потому что те, кто их сжигает, не платят за сопутствующие неблагоприятные последствия.

Сторонники предложенного подхода утверждают, что установление цен на выбросы заставляет тех, кто сжигает топливо, сокращать выделение углекислого газа, что способствует финансированию перехода на менее вредные технологии и выплаты компенсаций тем, кто пострадал от последствий изменения климата.

Профессор Робертон К. Уильямс III из Мэрилендского университета считает, что на сегодняшний день существует широко распространенное мнение о том, что «наиболее экономически эффективным способом контроля за уровнем загрязнения является установление тех или иных цен за загрязнение».

Но претворить в жизнь такую политику весьма непросто. «Сложившаяся ситуация напоминает спор соседей по комнате о том, кому выносить мусор, – говорит Уильямс. – Каждый хочет, чтобы это сделал кто-то другой».

Разные страны, регионы и штаты опробовали три основных способа сдерживания выбросов парниковых газов: нормативы, налоги и механизмы торговли квотами на выбросы, в соответствии с которыми энергоемкие предприятия, включая генерирующие станции, должны иметь квоты на выбросы углекислого газа, которыми они могут торговать. Некоторые используют все три указанных способа.

Чисто теоретически рыночные механизмы торговли квотами на выбросы должны быть нацелены на сокращение выбросов в тех направлениях, где они могут принести наибольшую пользу. Но это не всегда получается.

Взять, к примеру, Систему торговли выбросами (СТВ) Европейского Союза, крупнейший в мире механизм торговли квотами на выбросы парниковых газов. По мнению критиков, стоимость квот на выбросы слишком низкая для того, чтобы заставить компании сокращать свои выбросы и инвестировать в новые экологически чистые технологии.

Для компаний (особенно с международным присутствием) разные меры, принимаемые в разных странах с разными временными рамками, создают сложность и неопределенность.

«Компании зачастую не заинтересованы в реализации схем торговли квотами на выбросы, поскольку рыночный механизм их реализации ведет к возникновению ценовой неопределенности», – рассказывает Доминик Брук, руководитель группы по оказанию налоговых услуг в области устойчивого развития глобальной организации EY.

Решение проблемы

В отличие от квот, налоги на выбросы углекислого газа представляет собой более простой и эффективный механизм. А поскольку налоговые органы собирают их у относительно небольшого числа крупных компаний (которые просто повышают цены для своих клиентов), взимать их не затратно, а уклониться от уплаты – затруднительно.

В Северной Америке зачастую именно штаты, а не национальные законодательные органы, первыми устанавливают цены на выбросы парниковых газов. Например, в 2008 году канадская провинция Британская Колумбия ввела налог на выбросы, выплаты по которому компенсируются налогоплательщикам за счет снижения других налогов, включая подоходный налог и налог на прибыль юридических лиц.

«Хотя энергетическим компаниям пришлось заплатить больше налогов, которые им удалось переложить на своих клиентов, граждане понимали, что в целом игра стоит свеч», – рассказывает Джефф Савиано, руководитель отдела налоговых инноваций EY в Северной и Южной Америке. В 2018 году в Канаде планируется ввести минимальную цену за выбросы углекислого газа в размере 10 канадских долларов за тонну, которая к 2022 году вырастет до 50 долларов за тонну.

Углеродные сборы являются привлекательным способом решением проблемы для государств, столкнувшихся с дефицитом. Ирландия, например, ввела налог на выбросы в 2010 году, после финансового кризиса. Страны с развивающейся экономикой, такие как ЮАР, рассчитывают на то, что подобные налоги помогут компенсировать узкую налоговую базу и низкие доходы бюджета.

«Подобные меры активно продвигают министерства финансов целого ряда стран, – рассказывает Ян Пэрри, главный эксперт по экологической налогово-бюджетной политике Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне. – Многие страны крайне заинтересованы в получении дополнительных доходов от тарификации выбросов».

По словам профессора Джанет Милн, директора Института экологической налоговой политики в Вермонтской юридической школе, введение налогов на выбросы может быть большим подспорьем для государства.

Согласно проведенному в США исследованию о возможном вводе в налога на выбросы в штате Вермонт «Последствия применения политики цен на выбросы углекислого газа в штате Вермонте для экономики, финансов, объема выбросов и демографии», цена в размере 50 долларов США за тонну CO2 обеспечит ежегодные поступления в бюджет в размере почти 300 млн долларов США (для сравнения: текущий бюджет штата составляет около 6 млрд долларов США).

При этом, по мнению Джанет Милн, для эффективной борьбы с изменением климата необходимо задействовать самые разные политические механизмы.

«Мы все на собственном опыте учимся тому, как лучше всего комбинировать различные механизмы». Ян Пэрри предупреждает, что «в настоящее время странам, принявшим на себя обязательства по Парижскому соглашению, предстоит еще немало поработать в этом направлении».

Устойчивое развитие, выбросы углекислого газа и жизненный цикл экологического налога

Непростой выбор

Адель Моррис, старший научный сотрудник и директор по политическим инструментам проекта Brookings по климатической и энергетической экономике, признает, что выбор политических механизмов является сложным и требует тщательного изучения, поскольку побочные эффекты для компаний и экономики могут быть огромными.

«Различные виды ископаемого топлива характеризуются разными уровнями интенсивности выбросов на единицу вырабатываемой энергии, – говорит г-жа Моррис.

– Увеличение стоимости выбросов углекислого газа ведет к изменению ценового баланса как между различными видами ископаемого топлива, так и между ископаемым топливом и альтернативными источниками энергии. И это сразу сказывается на производственной и технологической составляющих».

Каждая программа взимания углеродного налога имеет свои особенности, которые могут самым серьезным образом повлиять на деятельность компаний.

Одна из причин значительного разброса цен на выбросы из расчета за тонну заключается в существенных различиях в объемах выбросов. По словам Яна Пэрри, в Швеции налог в размере 131 доллара США за тонну CO2 применяется к бытовым видам топлива, но не к крупным энергоемким установкам: на последние распространяется действие системы торговли квотами на выбросы ЕС по цене менее 10 долларов США за тонну.

По мнению г-на Пэрри, тарификация выбросов в Китае или Индии, которая в значительной степени привязана к ценам на уголь, будет оказывать большее влияние на сокращение выбросов углекислого газа, чем в США или Европе.

Согласно исследованиям МВФ, установление к 2030 году цен на выбросы на уровне 70 долларов США за тонну позволит таким странам, как Китай, Индия и Индонезия, с легкостью выполнить свои обязательства по Парижскому соглашению, в то время как другим его участникам (например, Австралии, Канаде и некоторые странам ЕС) для этого необходимо будет установить гораздо более высокую планку.

Все большее количество компаний, включая американские транснациональные корпорации, уже устанавливают собственные цены на выбросы углекислого газа.

Это помогает избежать реализации потенциально убыточных проектов, которые могут стать таковыми в случае введения платы за выбросы.

По словам Джеффа Савиано, некоторые страны «помещают эти средства в централизованный фонд, а затем направляют их на более широкое применение зеленых технологий, а также принимают прочие меры к смягчению последствий изменения климата».

В условиях многообразия и непредсказуемости существующих государственных инициатив, компаниям сложно оценить перспективность тех или иных инвестиционных проектов, особенно если они характеризуются высокой энергоемкостью и предполагают использование долгосрочных активов. Тем актуальнее сегодня становится запрос на прозрачность и открытость.

«Компании хотят иметь право голоса», – говорит Джефф Савиано. По его словам, в США и других странах участники рынка стремятся к предсказуемости и хотят четко понимать, что их ждет в будущем.

Обеспечение эффективности

Доминик Брук, занимающийся оказанием консультационных услуг в области устойчивого развития, отмечает, что у многих компаний есть очевидный выбор – минимизировать свой углеродный след.

«Возобновляемая энергия – отличный способ уменьшить углеродный след, но что я действительно рекомендую, так это инвестировать в повышение энергоэффективности», – говорит он. Данная мера позволяет компаниям не только сократить выбросы углекислого газа, но и улучшить свои итоговые показатели за счет снижения затрат на электроэнергию.

Сегодня многое указывает на то, что мы находимся на пороге переломного момента, который коснется и масштабных технологий снижения выбросов углекислого газа. По данным Всемирного экономического форума, энергия ветра и солнца порой оказывается дешевле, чем ископаемое топливо, а технологии хранения энергии совершенствуются с каждым днем. Падение цен привело к взрывному росту продаж зеленой энергии и электромобилей, пусть и в сравнении с достаточно скромными исходными значениями.

Хотя вероятность введения углеродных налогов от этого не снижается, данная тенденция может быть предвестником грядущего инвестиционного бума, который позволит смягчить некоторые последствия от введения налога как для производителей, так и для потребителей.

Как отмечает представитель МВФ, Ян Пэрри: «Более высокие затраты на энергию могут негативно отразиться на экономике». Но если поступления от выплат за выбросы будут направлены на снижение налогового бремени работодателей и работников или на финансирование социально значимых инвестиций, например в инфраструктуру, то это в значительной степени компенсирует потери для экономики».

Как долго политики смогут сопротивляться?

С чего начать

Адель Моррис, старший научный сотрудник и директор по политическим инструментам проекта Brookings по климатической и энергетической экономике, предлагает пять способов минимизации нежелательных последствий для конкурентоспособности компаний и государств от введения налогов на выбросы углекислого газа.

Ключевые действия

  • Будьте в курсе предложений по ценам на выбросы углекислого газа в тех странах, где работаете вы и ваши конкуренты.
  • Устанавливайте собственные цены на выбросы углекислого газа на таком уровне, чтобы обеспечить рентабельность ваших инвестиционных проектов.
  • Инвестируйте в сокращение выбросов углекислого газа по каждому направлению вашего бизнеса, получая прибыль от снижения цен на возобновляемую энергию.
  • Возьмите за основу низкоуглеродную стратегию и расскажите об этом вашим сотрудниками, клиентам и представителями местных сообществ.

Эта статья была впервые опубликована на портале Tax Insights  5 сентября 2017 г.

Краткое содержание

По данным Всемирного банка, на сегодняшний день предложения о введении углеродных сборов готовятся в 101 стране, на которые приходится 58% от общего объема выбросов парниковых газов. В их числе –Китай, Индия и Бразилия, являющиеся мировыми лидерами по эмиссии СО2. Углеродный след имеет свою стоимость, и похоже, что очень скоро большинство стран мира будут оплачивать ее хотя бы частично.

Об этой статье

Автор EY Global

Оказание профессиональных услуг